Меня зовут Махиня Татьяна Владимировна, моего мужа Гордиенко Дмитрий Анатолиевич. Я инвалид II группы с детства, по образованию бухгалтер-экономист. Мой муж майор милиции. С нами живут мои родители - мама-пенсионер, отец-инвалид войны II группы, участник ликвидации на ЧАЭС.

 

Наша история, как приемной семьи, началась в 2008 году. В один прекрасный день меня посетила мысль - почему бы нам, помимо своего ребенка, не взять к себе еще одного из детского дома? Дочери Катюше тогда было 10 лет, школьница и умница, и вообще очень талантлива девочка. Разве мы не можем еще одного ребенка сделать счастливее? Когда я решила сказать мужу о своем решении, была уверена, он меня не поддержит. Ведь по роду своей службы он каждый день сталкивается с трудными детьми и подростками, с неблагополучными семьями, в которых они воспитываются. Но вопреки моим опасениям, он первый меня и поддержал. Сказал, мол, не просто жизнь проживем, но еще и кому-то поможем. Родители меня тоже очень поддержали. Когда начали интересоваться детьми, нам в службе по делам детей сказали, что есть в нашем детском отделении больницы подходящая по возрасту девочка. Фамилию нам сказали, а имя нет. Мы зашли с мужем в отделение и навстречу нам выбежал маленький человечек, который взял меня за руку. Лысенький, худенький, непонятно - девочка или мальчик. Мы подошли к медсестре и сказали, что нам дали направление для знакомтва с ребенком, и мы бы хотели познакомиться с девочкой. На что медсестра ответила:

- Так вот же она - ваша Милана! И указала на того самого человечка, который стоял рядом со мной. У меня выступили слезы, почему-то я думала встретить совсем другого ребенка. И в эти минуты я поняла, что другой ребенок мне не нужен. Милане было тогда три годика. Она была истощена, у нее была пневмония, дистрофия, рахит, судороги. Медсестра сказала, что зачем нам такой ребенок нужен, что она волчонок - никому не верит, ни с кем не общается. После этих слов я не могла уже думать о каком-то другом ребенке. Мы молча вышли с мужем из больницы. Постояв минуту, которая показалась мне вечностью, муж спросил: «Ну что?». А я в ответ ему сказала: «Давай больше не будем никого смотреть». В день празднования Старого Нового года мы приняли окончательное решение, о том, что Миланочка обязательно должна жить с нами. Но оказалось, что у Миланы есть старший брат Ярослав, который старше ее на шесть лет. Я не спала по ночам, всё думала, ведь воспитывать приемного, да и уже взрослого ребенка - большая ответственность.

Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных»

Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных»
Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных»  
 Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных»
Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных»  Детский дом семейного типа Махиня–Гордиенко: «Хоть и не кровные, но по духу роднее родных» 

 

Когда мы пришли в приют в городе Днепродзержинске знакомиться с братом Миланы, Ярославом (1999 г.р.) оказалось, что мой муж по долгу службы неоднократно с ним встречался. К Ярославу в приют никто за полгода не приходил, никто не проведывал, и когда он увидел знакомое лицо моего мужа, он взял его за руку и заплакал... У мужа у самого слезы навернулись. Когда вышли из приюта, уже ничего друг другу не говорили. Мы знали, что заберем двоих. После того, как мы взяли приемных детей, я начала агитацию среди своих знакомых, чтобы хотя бы еще один ребенок имел возможность воспитываться в семье, а не в детском доме. У меня получилось. Через год моя родная старшая сестра взяла двоих ребятишек.

Она работает заместителем начальника пенсионного фонда в г. Ирпень Киевской области. Решение ей давалось тяжело, так как она одна воспитывает сына, но теперь она нисколько не жалеет об этом. У нее девочка и мальчик. Оказалось, что у них есть старшая сестра Марина Кушнир (1997 г.р.). Так как у нас большой дом и жилая площадь позволяла, мы решили взять её к себе в семью. Я просто не могла оставить эту девочку в приюте! Службы по делам детей Белой Церкви и Днепропетровской области помогли в решении этой проблемы.

Сагитировала свою двоюродную сестру, у которой нет своих детишек, взять двух девочек на воспитание. Так что у меня есть последователи, которые очень благодарны мне за то, что я это сделала и подала им пример.

В 2011 году у нас родилась дочка Анечка. Мы подумали с мужем и решили, что за такой щедрый подарок от Господа Бога, мы должны принять в свою семью столько детей, сколько сможем. И взяли еще двоих мальчиков Иннокентия (2003 г.р.) и Владислава (1997 г.р.) Мама Иннокентия умерла. Не смотря на то, что родственников у него немало, но ребенок остался один со своей бедой. Очень хороший мальчишка. Владислав прожил десять лет в Днепродзержинском детском доме. Он добрый парень. Занимается спортом, очень любит футбол. Очень отзывчивый, всегда придет на помощь, только позови.

У нас в планах взять еще детишек в наш детский дом семейного типа, который был открыт на базе приемной семьи в сентябре 2012 года.

Наши дети талантливые, кто рисует, кто поет, кто танцует, кто спортом занимается. Дети ценят то, что мы им даем, боятся нас потерять, все нам помогают. И так приятно смотреть, что никого мы не потеряли, и никого нигде не забыли. Мы их всех любим! Так и живем все вместе. Хоть и не кровные, но по духу роднее родных! За это счастье я буду благодарить Бога всю жизнь!


С уважением,

мама–воспитатель детского дома семейного типа

Татьяна Владимировна МАХИНЯ

www.pomogaem.com.ua

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку