Однажды во время летнего отпуска я ехала на Азовское море. Напротив моей полки в вагоне устроились мама с сыном. Внезапно я поняла, что этот мальчик – подопечный нашего фонда, о котором я недавно писала текст. За первые несколько минут у меня возникло сразу два когнитивных диссонанса.

До этого я видела ребенка только на фотографиях. Там он весело улыбался и более-менее ровно сидел. Я знала, что он учится в 5 классе соответственно возрасту и нормально развивается интеллектуально. Но когда я увидела его, мне сразу бросилось в глаза то, что не выдала фотография: запрокинутая голова, шаткая поза, неестественное положение рук, неумение самостоятельно ходить. И я поймала себя на мысли: неужели он действительно интеллектуально полноценен? Мальчишка казался беспомощным, как трехлетний малыш.

А потом мама вышла в туалет, и я увидела, как ребенок остается один, спокойно и уверенно, как и полагается в его возрасте (кстати, я тогда оценила навык сидеть без поддержки, который нам, здоровым не кажется важным и ценным). Когда она вернулась, в ответ на неразборчивый вопроссына (в котором мне вообще трудно было опознать речь) мама тихо ответила: «Без пятнадцати пять. Сейчас отправляемся». Так разговаривают со взрослыми или подростками. И второй раз я поразилась контрасту: да, ему 12 и по возрасту, и по рассудку, но как же обманчив внешний вид!

 

 Прорасти сквозь асфальт Прорасти сквозь асфальт  Прорасти сквозь асфальт

 

Мы и сами не знаем, как так получилось, что наш фонд стал постоянно помогать детям с ДЦП: когда-то в начале существования фонда мы боялись браться за крупные сборы, а 5-7 тыс. на реабилитацию – то, что было нам по силам. Это потом мы обнаружили, что собрать средства ребенку с онкозаболеванием или на срочную операцию гораздо проще, чем на очередной этап реабилитации.

Но с каждым годом деток с ДЦП к нам приходило больше и больше. Мы поняли, что можем оплатить в месяц только ограниченное количество восстановительных курсов, появился журнальчик с очередью – родители записываются на сбор за несколько месяцев. Зато они могут на нас надеяться. С благотворительных ярмарок и мастер-классов, с мелких остатков разных сборов любой ценой мы каждый месяц находим необходимые средства. Иначе не получится: в реабцентры тоже существует очередь и нужно записываться заранее, да и «Укрзалізниця» не продаст родителям билеты сегодня на завтра.


 Прорасти сквозь асфальт  Прорасти сквозь асфальт Прорасти сквозь асфальт 

 

Эти родители не плачут и не спрашивают в отчаянии «за что?», как мамы недоношенных малышей. Они не бьют тревогу и не ожидают срочной помощи, как родители онкобольных детей. Они тихо, спокойно приходят и пишут заявления. Когда мы после реабилитации спрашиваем их об успехах, они смущенно отвечают: «Ну, вы же понимаете, не то чтобы у нас были такие уж большие изменения…» Мы всё понимаем. Мы знаем, что если ребенок научился концентрироваться на мультиках – мама сможет спокойно вымыть посуду. Научился самостоятельно сидеть – мама может отойти в туалет, не боясь, что свалится. Стал жевать и держать ложку – с мамы снимаются обязанности по кормлению. Препараты победили судороги – маме не больно вместе с ним.

А еще бывает так: научился нажимать нужные кнопки на планшете. Плюс тысячу баллов, грандиозный прорыв вперед! Он сможет сначала играть в игры, потом набирать тексты, выйдет в интернет, будет общаться с миром. Возможно, он освоит копирайтинг или программирование.


 Прорасти сквозь асфальт  Прорасти сквозь асфальт  Прорасти сквозь асфальт

Вы слышали об Иване Бакаидове, 19-летнем программисте с ДЦП? Советуем заглянуть на его страничку в фейсбуке или погуглить статьи о нем. Человек разработал несколько приложений для людей с инвалидностью, написал пару петиций с требованием остановить дискриминацию, занимается бочча, ездит на велосипеде, активно ведет соцсети, выступал на Всемирном гуманитарном саммите ООН, обо всем имеет свое мнение, вполне нетривиальное. Думаете, у него легкая форма ДЦП? Нет, велосипед специальный, ходит парень с постоянным риском упасть, речь его не понимает никто, кроме мамы. И все-таки этот мозг, который заставляет дрожать и бесконтрольно дергаться мышцы его конечностей, лица, глаз, этот мозг позволяет ему справляться с такими интеллектуальными задачами, которые не под силу бОльшей части его сограждан.

 

А физические навыки – результат долгой и трудной работы с различными специалистами, которые на протяжении долгих лет занимались реабилитацией Ивана в одном из лучших реабилитационных центров страны.

Ребенок с ДЦП – зернышко, из которого может вырасти слабый побег или мощное дерево, которое защитит своей тенью растения вокруг. Но чтобы из этого зерна появился росток и пробился сквозь почву, нужно много ресурсов, намного больше, чем другим зернам. Каждый реабилитационный курс – это новая дорожка для нервных импульсов в мозге, новый шанс расширить свои возможности. Не это ли цель и каждого из нас – развиваться и расширять свои возможности? Быть может, не такие уж мы разные?


скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+