Знаете, я очень долго собирался сесть за эту статью. Тема детей-сирот не просто очень актуальна для нашей страны. На эту тему очень тяжело говорить и писать – потому что мало хорошего. Я 8 лет проработал в православных структурах, опекающих государственные учреждения, в которых содержатся дети-сироты. 5 лет проработал в государственном детском доме воспитателем старшей группы. Знаком со многими крестными родителями детей-сирот, дружу со многими воспитателями детских учреждений как у нас в стране, так и за границей. Мы много общаемся, делимся опытом, проблемами, переживаниями, победами и поражениями. Кроме того, двое детей-сирот вот уже три года воспитываются в моей семье. Все это я описываю не бахвальства ради, а для того, чтобы ты, дорогой читатель, понял, что то, о чем будет писано ниже, выношено в сердце, выстрадано на тернистом пути работы с такими детьми. Может быть, кому-то мои слова покажутся жесткими и жестокими – не судите строго. Я призываю тебя, читатель, задуматься о глубине проблемы. Зри в корень!
Вначале поговорим о детских учреждениях. Если вы читали «Педагогическую поэму» Антона Макаренко и полны иллюзий, что и сейчас возможно в государственном учреждении (детском доме, приюте, интернате и т.д.) создать подобную среду обучения и воспитания – то вы ошибаетесь. Если бы кто-то из руководителей попытался воплотить в жизнь макареновский опыт, то его бы ожидала тюрьма. Я не утрирую. Такого бы человека посадили. И не на год. В наших детдомах детям нельзя убирать, мыть посуду, стирать, подметать двор – все это проверяющими инстанциями расценивается как трудовая эксплуатация детей. Но что детям дают взамен? В лучшем случае – хорошо отлаженная работа кружков. В худшем – телевизор с утра до вечера. О вреде постоянного общения с телевизором писать не буду - и так все ясно. Обращаю ваше внимание, что вопрос успеваемости в общеобразовательной школе вообще не стоит на повестке дня. По вполне объективной причине – некому у детей проверять домашние задания. Современные детские дома открывались на базе закрывавшихся детских садов, и вчерашний воспитательский состав детского сада на следующий день становился педколлективом детского дома. Вчера было «сю-сю-сю», а сегодня – четырнадцатилетний подросток с опытом употребления алкоголя, наркотиков и с недюжинным сексуальным опытом. Да и педагогическая запущенность у этих детей огромная. Многие по нескольку лет бомжевали, скитались, спали в люках и подвалах - не до школы было. И, несмотря на многочисленные таланты, часто эти дети из детских домов выходят на рынок труда не конкурентноспособными.
В советское время работать в детском доме (или интернате) было престижно – туда отправлялись как на БАМ, с чувством ответственности за возложенную высокую миссию. И оплата труда в детских домах, насколько я знаю, была выше, чем в средних школах. Сейчас же все наоборот. Сегодня в детских домах работают те (да дарует им Господь много здоровья!), кто не нашел себе больше нигде места в нашей педагогической системе. Правда, и здесь бывают исключения. Таким образом, работать с детьми просто некому. Кадровый вопрос – один из самих острых в современных детских домах. Да и не все воспитатели могут прижиться. А вообще-то работа в детском доме – огромный крест и серьезное психологическое давление. На работу в детский дом ходят, как на передовую. А воспитатели и администрация вообще скользят по лезвию бритвы – они уголовно ответственные за жизнь и здоровье детей - 24 часа в сутки, 365 дней в году. И если, не приведи Господь, с ребенком что-то случится, то…
Все это не может не вызывать восхищения людьми, которые идут на эту неблагодарную, тяжелую, но очень необходимую и, не побоюсь этого слова, благословенную работу!
Однако, повернем-ка наш рассказец в другое русло.
Что происходит внутри ребенка, пока он находится в детском доме? Ребенку ничто не может земенить семью. И каков бы ни был хороший детский дом, воспитатель в нем чисто технически не может за смену уделить внимание каждому из 20 детей. И работа в детских домах построена на коллективном принципе, практически исключающем индивидуальный, родительский подход к ребенку. Ситуация осложняется еще и тем, что за сутки у ребенка сменяется трое воспитателей, которые его любят и воспитывают по-разному. Творческий, интеллектуальный потенциал ребенка остается неразвитым (или недоразвитым). К сожалению, и это не только мои слова и наблюдения, большая часть детей так и не может влиться в общество, то есть социализироваться. Они растут элементарными иждивенцами. Любимая их фраза: «Я-сирота. Мне обязаны!» Это – основа мировоззрения современного государственного ребенка-сироты. И обязаны ему будут все – директор учреждения, воспитатели, преподаватели ПТУ, государство и просто обыкновенные граждане. Я знаю примеры, когда крайнее проявление такой идеологии толкало выпускников детских сиротских учреждений на путь серьезных преступлений. И я знаю, что эти ребята – тоже жертвы. Жертвы нашего равнодушия… Эти дети, выходя из детских домов, не имеют ничего и никого. У них рождается злость к такому холодному и изничтожающему их миру, миру взрослых и жестоких людей. Когда вы видите телерепортаж о том, как детский дом ездил отдыхать заграницу, подумайте о том, что через год эти же дети будут мерзнуть в холодном общежитии захудалого училища и у них в комнате даже не будет лампочки... Не верьте, если вам говорят, что они выбирают свою дальнейшую судьбу и определяются в выборе профессии. Хорошие профессии в ПТУ и техникумах – платные (опять же оговорюсь – не везде). А они идут учиться туда, куда им скажут... Когда вам показывают начиненные современной аппаратурой детские дома, подумайте о том, что, возможно, через пару лет этот сияющий ребенок будет зимним морозным вечером умирать в лихорадке в какой-нибудь трущобе – потому что ему просто не выдали в ПТУ теплой одежды... Не верьте, если вам говорят, что дети после детского дома поступают в ВУЗы – спросите, сколько из них там доучились до конца… Не верьте, когда вам показывают картинки из радостной жизни детского дома. Дети не находят в детских учреждениях главного – любящих родителей и семейного тепла...
Не верьте, когда читаете положительную статистику о дальнейшей судьбе воспитанников детских домов. Знайте, многие из них бомжуют, потому что большинству из тех, у кого нет жилья, государство ничего не предоставляет (хотя обязано). А бывает и того хуже – пока дети находятся в детском доме, грязные на руку чиновники отбирают у них жилье, оставшееся детям от умерших родителей. И такие дети, выростая, пополняют ряды наркоманов и преступников, или всю жизнь скитаются в поисках угла, пока в один день кого-нибудь из них, из этих бывших сирот, не находят повесившимся или вскрывшим себе вены… О, если бы то, о чем я пишу было утрированием! Но к сожалению, я пишу о конкретных фактах, часто преуменьшая размах беды… Читающий да разумеет!
Неофициальная статистика (официальной по понятным причинам не существует) говорит о том, что 60 % выпускников учреждений, в которых воспитываются дети-сироты, садятся на скамью подсудимых, а 12 % (то есть практически каждый седьмой) заканчивают жизнь самоубийством.
Но это не значит, что в детских домах плохо, а в училищах о детях вообще не заботятся. Конечно, в детском доме лучше, чем на улице, а получить хоть какую-то специальность лучше, чем вовсе жить без образования. Малое лучше, чем ничего. Сейчас детские дома финансируются так, как никогда в своей истории. И питаются дети в детдомах лучше, чем среднестатистический украинец. И ремонты везде такие - что только охаешь! Но, все же, как показывает сегодняшний день, система государственных учреждений для детей-сирот себя полностью исчерпала, а её КПД не превышает 10 % (извините за неуместные в таких вопросах метематизмы). Задача государства, общества, Церкви и каждого из нас – сделать все возможное, чтобы ребенок поднялся над той социальной средой, из которой он был изъят. А что у нас выходит? Государство вкладывает колоссальные суммы в этих детей, а они, по выходе из детского дома опять возвращаются в среду, из которой когда-то были с трудом вырваны. И все усилия оказываются пустыми. О размерах финансирования детских домов говорит хотя бы тот факт, что количество сотрудников равно количеству воспитанников, а если в детском доме содержатся дети с особыми потребностями – то сотрудников больше, чем детей. И поэтому сейчас как никогда остро стоит вопрос о семейных формах воспитания детей-сирот. О том, чтобы каждый ребенок нашел себе семью. Это может быть и семья опекуна, и приемная семья, и детский дом семейного типа.
Помните, о чем Господь говорит в Священном Писании? Прочитайте 25 главу Евангелия от Матфея! Помоги тому, кому сейчас тяжело, приди с открытым любящим сердцем туда, где беда, уныние, отчаяние - и Господь помилует тебя. Вспомните брата из Древнего патерика, который, прочитав слова Иисуса Христа о необходимости деятельной любви, пошел, продал евангелие (другого евангелия у него не было), а деньги раздал нищим. Помните слова Господни из Ветхого Завета, в которых Он говорит о том, что Ему не нужны жертвы и всесожжения? Помоги сироте - и довольно с тебя! Так что, дерзающий да дерзает!
Тем, кто решил поближе познакомиться с ребенком и стал навещать детский дом. Главный принцип нашей миссии: НЕ НАВРЕДИ! Другими словами, не переусердствуй. Очень важное правильце - не ожидай от этих детей никакой благодарности за твои труды, иначе - все отношения разрушатся. Не допытывайся о его прошлой жизни. Он хочет выглядеть перед тобой хорошим - дай ему такую возможность. Дорогой друг, помни: у него нет родителей, он страшно одинок, может, он по многу дней сидел без еды, может он просил милостыню и попрошайничал, может, его каждый день избивали, может, его сексуально эксплуатировали, может, он жил в притоне алкоголиков или наркоманов, может, он воровал, может, на его глазах отец убил мать... Помни: ОН СОВЕРШЕННО ДРУГОЙ, и не требуй от него многого. Будь терпелив и понятлив к его слабостям, доставшимся ему от той, СТРАШНОЙ жизни. Он будет сквернословить, курить, воровать - а ты люби его, люби и принимай его таким, какой он есть, как и Христос возлюбил нас, когда мы были еще грешниками!
И еще: не надо его поначалу поучать. Совершенно ничему. Просто рассказывай ему добрые сказки - даже если он взрослый. Ему никто их никогда не рассказывал. У него не было детства. И он будет тебя слушать и наполняться добром. Просто слушай его и старайся понять и принять его. Гуляй с ним, разговаривай, играй. Он сам станет задавать тебе вопросы, и, поверь, намного серьезней, чем ты от него ожидаешь, а иногда такие, что и ответа знать не будешь. Пойми, он никогда не будет тебя слушать, пока ты для него не станешь авторитетом. И это касается любых вопросов. А авторитет зарабатывается любовью - когда ты будешь любить ребенка не таким, каким ты его хочешь видеть, и не таким, каким он себя показывает, а таким, каков он есть на самом деле. А будешь приставать с бесконечными поучениями - услышишь ответ Буратино: "Поучайте лучше ваших паучат!" И, прости, не сильно верь жалобам ребенка. Помни, что любой ребенок-сирота охоч к жалости, а потому чтоб его пожалели - и приврать немножко можно. Хотя с точки зрения ребенка это - и не враньё вовсе. Он будет верить в то, что выдумал 10 секунд назад. И еще. За плечами этих детей колоссальная жизненная школа. Они быстрее раскусят тебя, чем ты - их. Они вычислят все твои сильные и слабые стороны, быстро научатся выдавливать из тебя жалость и подарки. Будь мудрым. Помни, что слепая любовь губит. Со временем ты захочешь познакомить ребенка со своей семьей, взять его к себе домой. Это очень опасный шаг. Знай, что по какой бы причине ребенок не оказался у тебя дома, он будет ждать, что останется у тебя навсегда. И радость пребывания в твоем доме потонет в черной скорби минуты возвращения в детский дом. Да и зависть остальных детей подольет масла в огонь. Брать ребенка домой можно только в одном случае - когда ты готовишься его забрать из детского дома насовсем. В остальных случаях - не нужно.

За сим, с наилучшими пожеланиями ваш А. Пинчук, 2008 год

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+