«…Пожилая женщина на веранде Венского хосписа совсем не обратила на нас внимания. Она сидела в инвалидном кресле, курила сигарету и будто прислушивалась к самой себе. У нее застарелый рак кишечника, объяснили нам. Метастазы уже охватили все тело, пошли в позвоночник, в мозг. Она практически ослепла и оглохла. Но ухоженная женщина совсем не утратила человеческого облика и даже позволяла себе это вредное, но привычное удовольствие – покурить. Может быть, в последний раз в жизни. Но ведь приятно уйти из нее не с перекошенным от боли лицом, а так, например, - после маленького удовольствия, которое позволяет чувствовать себя, как в лучшие времена…»

Такова реальность хосписа, каким он должен быть. Здесь расспросят родных о том, что пациент любит есть, любит ли читать или смотреть телевизор. Общителен или любит одиночество. Приготовят ему любимое блюдо и включат любимую музыку. Тщательно подберут такую комбинацию обезболивающих, которая снимет или значительно снизит боль, уберут и другие тяжелые симптомы. Здесь всегда найдут лишнюю минуту, чтобы дружески поболтать с больным, если он этого хочет, и деликатно удалятся, если ему захочется побыть одному. Здесь никто не отмахнется от просьбы поправить подушку, здесь с терпением отнесутся к назойливым жалобам раздраженного, измученного больного. И не уклонятся от разговора о смерти, когда пациент готов о ней говорить. Здесь всегда к услугам его врач, медсестры, психолог и священник. Здесь с пациентом могут оставаться родственники, сколько захотят, и даже ночью для них найдут спальное место или предоставят гостевую комнату. Здесь их научат обращаться с больным и помогут перенести утрату.

«Хоспис – особое заведение, в котором врачи и медсестры, зная, что дни больного сочтены, озабочены устранением его физических и душевных страданий». «Это дом, где сочетаются высочайший гуманизм и профессионализм». «Это путь к избавлению от страха перед страданиями, сопутствующими смерти, путь к восприятию ее как естественного продолжения жизни». Все это слова академика Д. С. Лихачева, стоявшего у истоков первого российского хосписа. Вот еще одна цитата: «Я убежден: хосписы необходимы нашему обществу, в котором уровень боли превзошел все мыслимые пределы. Такова наша трагическая история. Всю сумму страданий, ставших привычными и неизбежными, невозможно отбросить сразу. Нужны усилия тысяч людей, один небольшой шаг за другим, чтобы сделать общество и каждого гражданина в нем немного счастливее, чуть-чуть защищеннее». Так писал Д.С. Лихачев в предисловии к книге журналиста В. Зорзы «Путь к смерти. Жить до конца».

Дочь В. Зорзы Джейн умерла от рака в 25-летнем возрасте. Умерла в английском хосписе св. Христофора. И несмотря на все пройденные за 5 месяцев болезни круги ада, она чувствовала себя перед смертью счастливой. И попросила отца основать первые хосписы в России, на его далекой родине, которую он оставил подростком. Отец осуществил ее мечту. В тяжелейшие 90-е годы общими услилиями В. Зорзы, Д. С. Лихачева, врача-онколога В. В. Миллионщиковой, психиатра А. В. Гнездилова были открыты сначала хоспис в Лахте под Санкт-Петербургом, затем Первый московский хоспис. Там в первые годы работы родились «заповеди хосписа». Вот некоторые из них.

«Хоспис – не дом смерти. Это достойная жизнь до конца. Мы работаем с живыми людьми. Только они умирают раньше нас».

«Нельзя торопить смерть и нельзя тормозить смерть. Каждый человек живет свою жизнь. Время ее не знает никто. Мы лишь попутчики на этом этапе жизни пациента».

«За смерть нельзя платить, как и за рождение».

«Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что для него ничего нельзя сделать».

«Пациент ближе к смерти, поэтому он мудр, узри его мудрость».

 Придумать и придерживаться этих заповедей могут только люди благородные и чистые сердцем. И сильные духом. Тяжкий груз ложится на их плечи. Трудно даже представить, каково это: видеть смерть почти каждый день. Как говорить с человеком, который стоит на ее пороге? Некоторые сотрудники хосписа говорят, что это на удивление легко – пациенты хосписа многое переосмыслили и ценят жизнь в самых простых ее проявлениях. Как бы то ни было, без любви к своей работе здесь не обойтись. Хотя бы потому, что труд здесь физически очень нелегок: тяжелым, часто лежачим больным требуется много внимания со стороны персонала. Поэтому именно чувство удовлетворения от того, что кому-то ты облегчил физические страдания, а кому-то душу; сознание, что, сделав кому-то добро, ты сам стал лучше, воодушевляет как медицинских работников с их бюджетной зарплатой, так и волонтеров, которых здесь немало.

В России сейчас около 50 хосписов, из них более десятка приходятся на Москву и Санкт-Петербург. В Украине – 12, есть еще 20 хосписных отделений в онкологических клиниках. Всего около 360 коек, чего, конечно же, недостаточно.  По самым скромным подсчетам, в городе-миллионнике должно быть не менее трех хосписов. Дальше умножайте сами…

Первыми в Украине были Львовский, Ивано-Франковский (1996 г.), Киевский и Крымский (2001 г.) хосписы, есть хосписы в Харькове, Херсоне, Запорожье и других городах. В Днепропетровске существует только хосписное отделение на базе психиатрической больницы на Игрени. По словам В. Гинзбург, начальника главного управления здравоохранения Днепропетровской облгосадминистрации, «это совсем не то отделение, которое хотелось бы видеть». В июне текущего года на пресс-конференции, посвященной развитию паллиативной и хосписной помощи, В. Гинзбург заявила о том, что из городского бюджета было выделено 300 тыс. грн. на создание проекта хосписа на 25 коек. Строительство его должно начаться в следующем году. Далее планируется открытие хосписов на базе перепрофилированных медицинских отделений.

Выполнит ли свои обещания областная администрация, покажет время. В любом случае, существование хосписа без активной поддержки и финансирования со стороны властей практически невозможно. Вряд ли первые хосписы в Москве и Санкт-Петербурге были бы созданы так быстро без личного участия мэров Ю. М. Лужкова и А. А. Собчака. Очень важно, чтобы первые лица в регионе и в стране понимали необходимость финансирования организаций паллиативной помощи.  Часто, к сожалению, бывает наоборот. Что порой приходится слышать энтузиастам образования хосписов, оббивающим чиновничьи пороги, - больно читать. «Мне те здоровые, которые ходят по городу, тошнят, а ты с мертвяками в душу лезешь», - так врачу-онкологу А. Филенко ответил один из представителей власти города Симферополя…

Главврач Первого московского хосписа, В. В. Миллионщикова, в интервью учредителям хосписа в Казани, дает практические советы, как создать его с использованием минимума средств. Искать брошенные, но в удовлетворительном состоянии, здания, рассказывать о хосписе всем, с кем придется работать: строителям, поставщикам оборудования, - чтобы получить хоть минимальную скидку. С миру по нитке… Основать прежде всего выездную хосписную службу на дому (она может обслуживать в несколько раз больше людей, чем стационар, хоть и не предоставляет, конечно, такой всеобъемлющей помощи). Привлекать волонтеров, благотворителей.

«Говорить о дороговизне хосписа, - считает она, - это недальновидно. Здоровье нации требует того, чтобы хосписы были. Сейчас мне скажут: какое здоровье в хосписе, если здесь умирают. Но вокруг умирающего обязательно душ 10 есть, друзей, сослуживцев, родственников, которые калечатся, если он худо умирает, как животное, корчась от боли. Сколько их покалечится около этих больных? Огромное количество, тысячи. У них разовьется неприязнь к официальной медицине. Они не пойдут, когда у них заболит. Они боятся, они помнят, как это было. Пойдут к бабкам, запустят болезнь…Чем это закончится? Агрессия,  депрессия, самоубийства. Еще один четкий фактор, который можно подсчитать. Это сколько больничных листов,  это сколь нетрудоспособна та часть населения, которая оказывается около больного,  брошенного государством.  А наши терминальные онкологические больные фактически брошены официальной  медициной. Так что говорить о дороговизне – это просто значит жить сегодняшним днем и совершенно не заботится о будущем своей Республики, не думать о возрождении нравственности, о климате духовном, который дает этот хоспис».

Всем известно, что цивилизованное государство определяет отношение к старикам и детям. Наличие хосписов в достаточном количестве, безусловно, говорит о том, что страна всесторонне заботится о своих гражданах. Наличие же 12 хосписов в 46-миллионной стране, где каждый пятидесятый заболевает раком, говорит только о том, что есть еще люди, которым не все равно… «Помощь другим важна для самого помогающего. Только так мы и можем успокоить нашу совесть, которая все же должна оставаться беспокойной», - считал Д. С. Лихачев. Остается только пожелать, чтобы совесть беспокоила нас почаще.

 

Ольга Левченко, волонтер ДОБО «Сияние радуги»

 

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+