Я всегда была очень далека от волонтерской деятельности. Даже плохо представляла себе, кто такие волонтеры. А когда получила об этом представление – поняла, что мне это совершенно чуждо. Это для тех, казалось мне, у кого слишком много свободного времени. Нет семьи, любимого занятия, друзей. Нет, в общем, эти волонтеры, конечно, молодцы: бескорыстно помогают другим… Но, по-моему, им просто нечего делать, в глубине души считала я. Всегда есть куча непеределанных добрых дел у себя дома и на профессиональном поприще. И я плохо представляла себе ситуацию, в которой могла бы отложить все свое запланированное и неосуществленное и заняться делами сирот или инвалидов.

«Кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя», - пела Шапокляк. Нет, ясное дело, речь не о том, чтобы прославиться. А всего лишь о времени. Которого убийственно мало. И так уже выбиваешься из сил в попытках сделать день резиновым…

И главное: можно ли что-то всерьез изменить в этом мире? В нем всегда будут существовать беспризорные дети, смертельно больные люди, обиженные и угнетенные, сколько бы не старались добровольцы… Их попытки жалки и обречены на провал, это ясно, как дважды два.

Вот такого мнения я и придерживалась, да и вообще особо не углублялась в эти вопросы, пока не прочитала книгу, ставшую одной из моих любимых, роман Джона Фаулза «Коллекционер». Его героиня, в которую я влюбилась от всей души, казалась мне недостижимым идеалом и образцом для подражания, молодая художница, студентка, была волонтером. И тут я впервые задумалась о том, что это не от нечего делать, что этим можно заниматься всерьез. И в словах этой девушки я нашла важные для меня ответы.

Хочется привести цитату из ее беседы с другим главным героем романа, человеком довольно ограниченным и циничным. Речь у них шла о водородной бомбе (действие происходит в середине ХХ века, когда развернула свою деятельность Кампания за ядерное разоружение). Собеседник ее не верил, что акции волонтеров реально могут что-то изменить. Вот ее слова: «Ну  хорошо,  давайте  на  минуту предположим, что все то доброе, что человек может сделать ради человечества, ни  к  чему  хорошему  не  приведет.  Такое  предположение  смехотворно,  но допустим. Но ведь речь идет о каждом из нас. Я не  думаю,  что  Движение  за ядерное разоружение способно поначалу сколько-нибудь значительно повлиять на действия правительства. Здесь приходится смотреть правде в глаза. Но те, кто участвуют в этом движении, показывают и себе и другим, что им не все  равно, что будет с человечеством. Это помогает хотя бы  сохранить  самоуважение.  И помогает  увидеть  всем другим  ленивым,  злым,  обиженным  на  весь   мир, утратившим  надежду,  всем,  похожим  на  вас,  что  есть  такие,  кому не безразлично, что кто-то принимает близко к сердцу судьбы мира.  Мы  пытаемся пристыдить вас и этим  заставить  вас  задуматься.  И  начать  действовать».

У девушки этой вовсе не было свободного времени (она понимала: чтобы стать художником, требуется неустанный каждодневный труд и учеба, нужно посвятить этому всю себя). И все же она находила время, чтобы раздавать листовки на улицах, надписывать конверты с воззванием, собирать деньги для детей-сирот.

Меня тронули слова о сохранении самоуважения, о демонстрации неравнодушия. И тронула меня еще вот эта фраза: «A c чего, вы думаете, начиналось христианство?  Или  еще  что-нибудь такое? С крохотной горстки людей, которые верили и надеялись».

И мне, честное слово, стало немного стыдно, что я так снисходительно относилась к этим людям. Нет, я вовсе не побежала тут же записываться в волонтеры, день был по-прежнему не резиновый и приоритеты были расставлены в пользу моих близких, учебы и работы. Я просто изменила свое мнение о волонтерском труде, стала серьезней к этому относиться.

А однажды, через несколько лет, задумалась о волонтерской деятельности относительно к себе. Трудно сказать, что послужило толчком к этому. Рождение ли ребенка, и вдруг ставшая невыносимо отчетливой и пугающей мысль о том, что вот таких вот маленьких, розовеньких, беззащитных бросают мамы и они остаются совершенно одни на белом свете? Инвалидность близкого человека? Принцип «помогу я – помогут когда-нибудь и мне»? Или просто я доросла до сознания того, что и это должен кто-то делать? Так почему бы не я?

Хотя слишком громко сказано: «задумалась о волонтерской деятельности». Задумалась о том, что я просто смогу немного чем-то кому-то помочь, чужим и незнакомым людям, которые в помощи нуждаются. По мере сил, не выходя из дому, за собственным компьютером, уделив несколько минут в день… Эта помощь, по сути, не для кого-то, это помощь моей собственной душе, это просто работа над собой, одна из ее разновидностей. Пусть мой вклад -  капля, но из капель состоит море. И когда я увижу на сайте фотографии и фамилии тех, кому стало хоть немного легче жить на свете, буду знать, что какое-то небольшое усилие приложила к этому и я, что отчасти это результат и моих стараний. И буду знать, что мне не все равно не только на словах.

 

Ольга Левченко

Узнать больше о волонтерстве в Украине вы можете на нашем сайте.

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+