Один в поле воин

Когда началась эта история? Когда мать и отца ее героини лишили родительских прав и пятилетняя Таня оказалась в детском доме? Когда родители умерли и девочка осталась на свете совсем одна? Когда уже взрослая Таня пришла на встречу выпускников интернатов в благотворительной организации «Сияние радуги»? Когда она позвонила в организацию через месяц с просьбой о помощи?

Сюжет до боли знакомый. Девочка растет в детском доме, а беспробудно пьющие родители не заботятся о закреплении за дочерью прав на жилье. Вот детский дом и интернат позади, выпускница сначала учится в лицее, который предоставляет ей общежитие, а по окончании учебы оказывается на улице. Ее, конечно, ставят в очередь на жилье… Только от постановки в очередь ни жарко ни холодно. Возможно ли выпускнику интерната со, скорей всего, рабочей лицейской профессией, найти место с такой зарплатой, которая бы позволила снимать квартиру? Это дорожка неумолимо ведет вниз, под уклон. Но в судьбе Тани постоянно появлялось что-то, помогающее ей вынырнуть, отдышаться и с новыми силами поплыть. Иногда это был такой себе Deus ex machina, стечение обстоятельств или неравнодушные люди. А порой ее собственные внутренние силы, ее воля к жизни.

Закончив лицей, Таня не пропала, не стала искать легких денег и не спилась. Она нашла работу в Днепропетровске и стала снимать квартиру. И даже смогла отложить что-то на черный день. А потом в театральной студии Таня познакомилась со Стасом. Их отношения вскоре стали серьезными, и Стас предложил девушке переехать к нему. Полгода Таня и Стас прожили вместе в квартире его родителей, и все, казалось бы, налаживалось… 


«Где набрать на вас квартир?»

Нетрудно догадаться, какой поворот опять вернет историю в рамки привычного сценария. Таня забеременела. Стаса не устраивала перспектива стать отцом. Он настаивал на аборте, стал напиваться. Таня собрала вещи и ушла. Продолжала работать и снимала жилье. На работе скрывала беременность, когда скрывать стало невозможно, пришлось уволиться. Сбережения вскоре кончились, пришлось лечь в больницу на сохранение – подвели почки, но, как вспоминает Таня, все время кто-то помогал. Находились друзья и просто небезразличные люди, помогавшие деньгами на жилье, лекарства. Среди помощников была и ДОБО «Сияние радуги».

Кто-то из бывших детдомовцев, побывавший в фонде на встрече выпускников, позвал на следующую встречу Таню. «Я сразу удивилась знакомой фамилии руководителя «Сияния радуги» - и точно, Пинчук А. Н. оказался тем самым Андреем Николаевичем, который работал воспитателем в нашем детдоме в Одинковке, - вспоминает Таня. – С ним никогда никто не скучал, с ним было как дома. Он вечно организовывал какие-то мероприятия, возил нас на экскурсии в Киев. И никогда такого не было, чтобы Андрей Николаевич просто говорил: делайте уроки – и забывал о нас, как другие воспитатели. Помню, сам объяснял каждому математику…»

Дорога к дому

 Дорога к дому Дорога к дому 

 

«Я познакомилась с Таней где-то в августе 2011 года, - рассказывает психолог фонда «Сияние радуги» Оксана Васильевна Верешко. - Она была на тренинге для выпускников, помалкивала и, как мне показалось, больше присматривалась, безопасно ли здесь. А потом через время она позвонила и сказала, что у нее есть проблемы. И, поскольку проект «Шаг в будущее» перепоручили Оксане Чупите, я направила Таню к ней».

Срок тогда еще не превышал трех месяцев и девушка сомневалась, стоит ли ей сохранять беременность. Оксана Владимировна Чупита долго говорила с Таней о том, какой тяжелой психологической и физической травмой является аборт, о его последствиях, о материнских чувствах к уже родившемуся ребенку, когда маме страшно вспоминать о том, что она хотела избавиться от малыша.

Таня решила рожать. Но жить было негде и не на что. «Сияние радуги» помогло деньгами и лекарствами, но жильем помочь никак не мог. Таня Костенко ушла и долго не появлялась. А потом Оксане Верешко и Андрею Пинчуку рассказали о выпускнице интерната, которая пришла просить о помощи в трудной ситуации. И на пороге опять появилась Таня. Она рассказала, сколько порогов исполкомов и соцслужб уже обила и сколько раз ей было отказано. «Таких, как ты, тысячи, – говорили Тане. – Где на вас набрать квартир? Рожай, сдавай ребенка в детдом и иди работай, заработаешь – заберешь малыша». И эта нарисованная чиновниками перспектива – опять тот самый опасный уклон в никуда, потому что любой социальный работник знает: выпускница детдома, сдавшая ребенка в детдом, никогда не заберет его домой, с огромной долей вероятности. У девочек, росших в казенных стенах, не отложилась в памяти материнская модель поведения, они попросту не знают, как это – отношения мамы и ребенка. Расставшись с малышом через несколько дней после родов, они упускают время, самое важное для установления связи с ребенком, когда на укрепление родительско-детских отношений работает сама природа со всем арсеналом гормонов и инстинктов. Эти молодые мамы, сами никогда не имевшие матери, имеют очень мало шансов когда-либо полюбить своего ребенка, если первые месяцы жизни он проведет в детдоме.

Обо всем этом знала Оксана Верешко. И понимала, что если Таня во второй раз пришла со своей бедой в «Сияние радуги», все, наверное, действительно плохо. Шеф организации, бывший Танин воспитатель, сказал: «Давай попытаемся помочь!» И начались поиски жилья. Снять квартиру для Тани фонд не мог себе позволить. Искали комнату, по друзьям, по знакомым. Но молодая женщина с грудным ребенком не слишком привлекательный квартиросъемщик. «Я знала, - рассказывает Оксана, - что срок уже подходит. И все ясней понимала, что если ничего не найду – заберу Таню к себе. Я живу одна. Терять мне нечего. Я так давно в этой сфере, что вряд ли меня можно будет чем-то удивить».


Чужие, ставшие родными

Но тут в судьбе Тани Костенко появился очередной добрый человек. Когда-то в детдом к ним приезжали студенты-волонтеры, пообщаться с детьми и развлечь их. Среди них была Надя, которая с Таней сразу подружилась. Настолько, что часто брала на выходные в гости к своей маме в город Цюрупинск Херсонской области. И вот накануне родов Таня встретила Надю. Выслушав историю скитаний, Надя сразу предложила бывшей подопечной ехать рожать в Цюрупинск – ее мама была врачом, могла посоветовать хороший роддом, где будет безопаснее с больными почками. Так и поступили.

В Цюрупинске и появился на свет человечек по имени Костенко Давид Станисловович. Вес его был 2900 г, и кроху положили в отделение патологии новорожденных. Слава Богу, провел он там совсем немного времени и скоро воссоединился со счастливой мамой. Здорово было бы закончить на этом историю. Но крыши над головой теперь уже у двоих наших героев по-прежнему не было.

Некоторое время они жили в Цюрупинске у Надиной мамы, но Таня не теряла надежды, что подыщется какой-то вариант для нее в Днепропетровске, где все уже было обжито, где гораздо больше возможностей для поиска работы. И она позвонила по телефону, который ей оставила Оксана. На вопрос о жилье Оксана ответила: «Приезжай». На следующий год квартира Оксаны стала «центром матери и ребенка», а сама Оксана – старшим другом и помощником для Тани и Давида.

На вопрос о том, как ей жилось с молодой неопытной мамой и малышом, Оксана смеется: «По-всякому. Это по паспорту Тане 21 год, а на деле у меня жил скорее подросток с ребенком, а не женщина с ребенком. Конечно, я ощутила некоторые прелести приемного воспитания. Адаптация, наша с ней притирка, бывали и подростковые проблемы. Поначалу я во всем помогала Тане с ребенком, она мне по дому, а потом стали, конечно, случаться конфликты. Порой мы не разговаривали. Бывало иногда обидно, что я не хозяйка в своем доме. Но гораздо легче, когда ты понимаешь, что и почему происходит. Таня ведь – еще лучший вариант выходца из детского дома. Поэтому, бывали ссоры и неприятные моменты, но не совсем кошмар-кошмар. Иначе и не могло быть, и я это понимала.

Что касается заботы о Давиде, первые полгода я принимала активное участие и в купании, и в укачивании, а потом Таня стала справляться сама и больше не просила меня о помощи. Сидела с малышом я всего дважды, кажется, когда его мама ходила в исполком.

Причиной наших конфликтов где-то было еще Танино ощущение зависимости. Я видела у нее очень сильную тревожность. Она все хотела поскорей отделиться, как-то стать самостоятельно на ноги, ее смущало то, что она живет в чужом доме. Мне знакомые пеняли тем, что Таня все пропадает у компьютера, и она действительно регистрировалась на сайтах знакомств, общалась с кем-то в Интернете, даже в брачное агентство обращалась. Приходили в гости мальчики... Один, которому Таня вроде бы отдавала предпочтение, мне как раз совсем не нравился. А потом как-то в откровенном разговоре она призналась: «Он предложил жить вместе, а для меня это единственный выход из положения». Я ей, конечно, ответила: «Если чувств нет, лучше прекращай это все». И тогда она мне рассказала про парня, которого знала давно и который всё добивался встреч, а она отказывала. По той причине, что он слишком хорош для нее, и она его недостойна. «Ну, слушай, - сказала я ей, - ты пообщайся, а потом будешь решать». Они начали встречаться и через 2 или 3 недели, кажется, он уже предложил ей выйти замуж».

Старания Оксаны не прошли даром. Год, проведенный у нее, Таня вспоминает с горячей благодарностью: «Она помогала мне во всем-во всем, как самый близкий и родной человек. Она вместе со мной недосыпала ночами и нянчила моего мальчика. Оксана столько для меня сделала, я никогда этого не забуду…»

Почти голливудский хэппиэнд

С Сашей Таня познакомилась несколько лет назад в церкви. Он искренне верующий человек, православный. И сейчас, во время разговора, по Таниной речи очень заметно, что она тоже верует. Когда речь заходит о Саше, ее голос становится восторженным. «Он такой искренний, добрый, он настолько любит Давида! Все парни, которые хотели встречаться со мной, играли с Давидом, но никто так, как Саша! И родители его приняли меня хорошо, с чистым открытым сердцем. Видно, так Господь усмотрел мою судьбу…»

Мне подумалось, что последнюю фразу Таня, скорей всего, повторила вслед за людьми, которые с ней рядом, но как же замечательно, что именно в такой семье она оказалась. По ее голосу слышно: ей хорошо сейчас жить на свете. И неудивительно, что девочка, выросшая в детдоме, с такой любовью целует глаза сына и так крепко его обнимает – она сама попала в такое же тесное кольцо любви. 5 июля Таня с Сашей поженились и сейчас готовятся делать ремонт в собственной отдельной квартире. Средства в размере 10 000 грн на ремонт выделил фонд Рината Ахметова "Развитие Украины".

Дорога к дому Дорога к дому  Дорога к дому 
Дорога к дому  Дорога к дому  Дорога к дому 

 

Останутся ли бездомные мамы на улице?

В заключение осталось только привести наш разговор с Оксаной Васильевной Верешко об этом самом сценарии, который повторяется в судьбах молодых женщин, только чаще всего без Таниного счастливого исхода – не каждой встречается социальный работник, готовый приютить маму с ребенком у себя дома. 

 

- Оксана, скажите, пожалуйста, часто ли к вам приходят с просьбами о помощи, подобными Таниной?

- В «Сияние радуги» не часто приходят. Наша организация не славится тем, что помогает с жильем молодым мамам. Но, конечно, таких женщин очень много.

- А кто этим славится?

- В Днепропетровске никто. Общественные организации помогают так же, как наша: вещами, консультациями. Должен быть в городе Центр матери и ребенка, подчиняющийся Центру социальных служб. Такие центры есть во Львове, Херсоне, Луганске, Киеве. Они предоставляют что-то вроде общежития на время для мам с детьми. У нас же есть только центр социально-психологической помощи, там можно какое-то время пожить одному человеку, которому некуда податься, без ребенка, а с детьми они не берут.

- Если бы вы и мама Нади из Цюрупинска не помогли Тане, осталось бы только воплотить в жизнь рекомендацию чиновников, сдать ребенка в детдом, чтобы потом забрать?

- Да, другого выхода не было бы. 

 

В будущем году на территории Днепропетровской области при поддержке фонда Рината Ахметова "Развитие Украины" будет открыт Центр матери и ребенка с возможностью временного проживания молодых мам, которым негде приклонить голову. Дай Бог, чтобы наконец-то у женщин с малышами и без крыши над головой появилась хоть какая-то надежда.


Я смотрю на красавицу-Таню в телесюжете, смотрю на довольного Давида, который нюхает вместе с Таней цветочки, и думаю, что у этой идиллии было много шансов не состояться. Вместо этой картинки могла быть другая. Помните черно-белую фотографию: отчаянные взрослые глаза ребенка за окном, на котором пальцем начертано не слово, а вопль: «Мама!»


Ольга ЛЕВЧЕНКО

www.pomogaem.com.ua

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку