Карина часто звонит мне поделиться впечатлениями от очередной поездки или встречи, а я делаю «монтаж» и излагаю все, что она хочет, на бумаге. По рассказам Карины очень легко писать статьи. Из нее не нужно вытягивать слова клещами, она всегда переполнена эмоциями и тонкими наблюдениями. Карина всегда в хорошем настроении, а даже если и грустит, у нее как будто на лбу написано: «Верю в лучшее». Я знаю очень немного таких людей. Их кажущаяся постоянная приподнятость духа связана с тем, что им никогда и в голову не придет вымещать свое дурное настроение на окружающих. И вместе с тем Карина очень искренний человек. Такое вот редкое свойство: я могу рассказать тебе обо всех своих тревогах, но не переложу на тебя ни грамма их тяжести.

На этот раз наш разговор начался с мастер-классов в Областной детской больнице на Космической.

Мы несколько раз были в этой больнице с Яном – в образе клоунов веселили деток. Но мне больше нравится заниматься там с ребятами: рисовать, лепить и прочее. И каждый вторник - с волонтерами или в одиночку – я еду на Космическую с сумкой рисовальных принадлежностей, которыми на ближайшее время обеспечила нас киевская компания ООО «Издательство «ПИОНЕР». Спасибо вам огромное!

Ездить в гематологическое отделение готовы не все волонтеры: там лежат дети с серьезными заболеваниями, а значит – там умирают. Люди боятся столкнуться со смертью, привязаться к ребенку, который уйдет. А я хожу туда не думая о смерти. Дети, которые там лежат, - просто дети и всё, такие же, как другие, они смеются и играют, смотрят мультики и делают уроки. На наши занятия заглядывает 13-летняя Ксюша, которая немного стесняется клеить открытки с малышами, и мальчик Денька, ему нет еще и трех, он не умеет держать ножницы, и все равно приходит – просто посидеть. Вот кстати, поэтому я и нуждаюсь в помощниках: часто нужен еще один человек просто для того, чтобы проследить за ножницами в руках младших ребят.

Когда я ехала в больницу две недели назад, был дождь, и никто из волонтеров не пришел. Собственно, мне тоже совсем не хотелось ехать, тянуло сходить в храм… Весна, а погода такая, что просто какая-то осенняя хандра накатывает. Но я все-таки отправилась в больницу, я же знала: дети ждут. И не зря, когда вижу их лица – хандра проходит мгновенно. Они просто замечательные. Я недавно услышала такую фразу: у каждого человека пустота внутри размером с Бога. И я отчетливо ощутила после того занятия: служить Богу можно не только в храме.

К нам на занятие однажды пришел мальчик. Хромает, искаженная речь, одна рука короче другой… Двое других мальчишек заявили, что сидеть рядом с ним не будут: от него плохо пахнет. Но я сказала, что все будут работать за одним столом или занятия не будет вообще. А мастерили мы открытки в технике квиллинга. Я была уверена, что мальчик с этим не справится, и предложила ему раскраску. Он порисовал немного, а потом все-таки захотел попробовать именно квиллинг. Мы дали ему сначала накручивать полоски на карандаш, а потом он взялся и за открытку. У него получилась одна из лучших работ! Потом дети разбежались показывать открытки родителям, ушел и он, а я стала собираться. И вот он вернулся: «А что, - спрашивает, - ты уже все убрала? Давай я тебе хоть клеенку помогу сложить». Ему было очень трудно. Но он сложил эту клеенку так тщательно, как не складываю я сама. Потом предложил провести меня. А прощаясь, положил мне руку на плечо и сказал: «Давай дружить!» Так захотелось обнять его в этот момент… Короче, они чудесные, эти ребята.


Карин, а расскажи, пожалуйста, с чего начиналось твое волонтерство?

Когда я училась в воскресной школе, мы на двунадесятые праздники ездили с концертами в детдом. Нам говорили, что гораздо больше концертов эти ребята нуждаются в общении, и мы всегда старались уделить им внимание, поговорить с ними. Но хотелось сделать для них что-то большее.

Тогда мы с девочками из воскресной школы по собственному почину стали ходить в интернат на Тополе, где живут особые детки. Но через время поняли, что делаем что-то не так, врываемся в их мир, даем им какую-то надежду, и после этого им оставаться там еще тяжелее.

Еще однажды мы узнали, что на площади Островского зимой кормят нищих, и поехали помогать. Я стала тогда по-другому относиться к бездомным, поняла, что нельзя осуждать их за то, что так сложилась их жизнь.

Вместе с прихожанами Владимирского храма помогали больным деткам, и тогда я поняла, что для них важней всего материальная помощь, а ее оказать я не могла.

В нашем приходе мы поддерживали заключенных, писали письма, отправляли посылки. Все это учило толерантности, я поняла, что никого нельзя осуждать за ошибки.

А потом в молодежном православном лагере я встретила отца Андрея, и он предложил работать здесь. Мне всегда близка была тема сиротства, и я согласилась. Это было полтора года назад. Я как раз закончила университет и хотела лето отдохнуть, но в августе уже вовсю волонтерила в «Сиянии радуги».


Чем ты здесь занимаешься, какими проектами?

Помогаю Насте – то есть участвую во всем, что связано с больными детьми. Еще занимаюсь проектом «Подари ребенку радость», организовываю концерты, творческие занятия с больными детками. В пятницу состоится, например, концерт ко Дню здоровья. Потом я езжу с ребятами на экскурсии, и это мне очень по душе, я обожаю путешествовать.

А кто ты по образованию?

Инженер-технолог.

То есть ты совсем не работала по специальности?

Да. На старших курсах я занималась репетиторством с детками, мне это очень нравилось. Помню, я ехала однажды в транспорте, увидела на билборде заманчивую рекламу туристической фирмы и подумала: Господи, мне так нравится работать с детьми и я так люблю путешествовать! Сделай, чтобы моя работа была связана или с одним, или с другим! И вот сбылось сразу все: я работаю с детьми и путешествую.

Вообще я вижу, что главное – молиться и верить, и все сбудется. Я постоянно наблюдаю эту закономерность, занимаясь программой «Здоровый ребенок». Сейчас резко увеличилось количество деток с ДЦП, которым мы помогаем, в среднем требуется оплатить 4-6 путевок в Трускавец за месяц. А каждая путевка – около 6 тысяч. И вот каждый раз деньги как-то находятся.

Или просят у нас однажды в больнице: срочно нужны подгузники-«двойки». А купить не на что. И мы начинаем ломать голову, где их взять. Приходим в офис – и сразу же нам приносят 2 коробки подгузников – и именно «двоек».

Что тебе в работе сложнее всего?

Я очень переживаю, чтобы всем «срочникам», которым вот-вот требуется лечение, хватило денег. Хочется помочь всем. И чаще всего нам это удается.

Что тебя здесь больше всего радует?

Мне все здесь нравится. (Смеется). Раньше я побаивалась ехать в больницу. Сейчас все привычно, приятно видеть этих врачей и детей. Здорово, когда ты не просто помогаешь, а видишь, кому ты помогаешь. Нам разрешают иногда посмотреть на этих крох, которые родились с ничтожным весом и которых тем не менее выхаживают.

У нас замечательная организация. Когда я пришла сюда, больше всего меня впечатлило, что тут помогают не так, как другие, - здесь это делают разумно. То есть не просто ездят в детдома, а занимаются семейным устройством, и так далее. Разнообразных проектов с каждым днем все больше. Вот сейчас собираются устроить дом для мам в тяжелых жизненных обстоятельствах и реабилитационный центр для особых детей. Очень вдохновляет то, что мы не стоим на месте, а развиваемся.


Тебя изменила как-то работа в благотворительности?

Я повзрослела, стала уверенней в себе, теперь мне легче найти выход из сложной, конфликтной ситуации. Поняла, что не только мы помогаем детям, но и дети – нам. Здорово ощущать, что ты кому-то нужен.

 

Беседовала Ольга ЛЕВЧЕНКО

www.pomogaem.com.ua

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+