Источник: www.zn.ua

 

В Украине 8 млн. 80 тыс. детей. Из них — 98 тысяч детей-сирот и тех, кто лишен родительской опеки. Лишь треть этих детей подлежит усыновлению. При этом риск стать сиротой на востоке страны в три-четыре раза больше, чем на западе. Об этом говорила сопредседатель правления Всеукраинской общественной организации «Служба защиты детей» Людмила Волынец, представляя 10 июня на семинаре-практикуме «Семья для каждого ребенка» карту сиротства Украины, раскрашенную по принципу показателей степени опасности, где красный означал наихудшую ситуацию, желтый — средние показатели, а зеленый — лучшие по стране. «Если в западных регионах сирот 0,5% от общего количества детей, то в восточных — 1,8–2%. Рекордсменом в этой печальной статистике является Николаевская область — 2,2% (4,5 тысячи детей). Высокие уровни смертности трудоспособного населения и преступности в этом регионе, а также другие социальные факторы взрослого общества приводят к сиротству детей». Неблагоприятна ситуация также в Днепропетровской и Донецкой областях. Практически нет детей-сирот в Тернопольской, Черновицкой и Львовской областях. Больше всего усыновлений происходит в Киеве и Севастополе, а также в Донецкой, Львовской и Херсонской областях. И хотя в последние годы в Украине наблюдалась тенденция к уменьшению случаев отказа родителей от ребенка (с 2005 по 2010 годы — на 41%). Согласно данным Госкомстата, количество отказников уменьшалось обратно пропорционально росту числа новорожденных в стране и прямо пропорционально росту сумм государственной помощи), искоренить социальное сиротство полностью, к сожалению, представляется маловероятным. Зато ситуацию можно существенно улучшить. Однако в этом нынешнее правительство Украины, похоже, заинтересовано значительно меньше, чем предыдущее. Чего-чего, а политической воли и личного контроля в отношении судьбы детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, президенту В.Ющенко было не занимать…

 

В рамках семинара был представлен опыт Польши в реформировании системы семейного устройства детей-сирот. В начале 1990-х в этой стране начали проводить политику деинституциализации детей, то есть уменьшать количество детских интернатных учреждений путем внедрения новой системы социальных услуг, ориентированных на профилактику детского неблагополучия, реинтеграцию детей в биологические семьи, устройство в семейные формы воспитания, развитие у детей умений и навыков самостоятельной жизни или создание условий, приближенных к семейным.

Ежегодно, как в Польше, так и в Украине, улучшить положение детей-сирот и тех, кто лишен родительской опеки, пытаются с помощью различных нормативно-правовых актов и совершенствования законодательства. Эксперты и политики ищут новые пути решения проблемы. И в Польше, и в Украине до сих пор сохраняется практика лишения родительских прав и жизнеустройство детей в детские дома и школы-интернаты. 25–30 тысяч маленьких поляков сегодня содержатся в таких учреждениях (примерно столько же маленьких украинцев — 28 тысяч, согласно прошлогодним заявлениям Н.Азарова, находятся в домах ребенка и интернатах нашей страны). Трем тысячам из них еще нет пяти лет. Как известно, Евросоюз, после вступления Польши в 2004 году, выдвинул ряд требований по приведению в порядок польского семейного законодательства, под что были выделены средства. В апреле этого года в Польше был принят закон о поддержке семьи — как биологической (для профилактики сиротства), так и приемной. Некоторым его нормам Украина, начавшая процесс деинституализации детей-сирот на десять лет позже Польши, может пока лишь позавидовать. В частности, норме, предусматривающей снижение количества детей, которые содержатся в интернатных учреждениях (не более 30, а к 2020-му — не более 14), появлению семейных помощников и координаторов альтернативного ухода, а также изменению правового статуса приемных семей. Помимо прочего, польские родители-воспитатели смогут теперь воспользоваться 30-дневным отпуском, во время которого о детях будет заботиться другая приемная семья.

 

Серьезное отличие польского опыта в этой сфере от украинского заключается в том, что наша страна, не дожидаясь рекомендаций от Европейского сообщества и без единой копейки на это от Евросоюза, взялась приводить в порядок свое семейное законодательство самостоятельно, внося поправки и изменения после того, как четко определилась с приоритетами. Так, на первом месте среди форм устройства украинских детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, сегодня усыновление. Далее следуют опека и попечительство, как правило, в семьях родственников. Потом — приемные семьи и ДДСТ (детские дома семейного типа). В интернатное учреждение ребенок может быть определен только тогда, когда исчерпаны все возможности устроить его в семью. Но даже помещение ребенка в интернат не лишает орган опеки и попечительства обязанности продолжать искать ему семью. К сожалению, последняя норма выполняется соответствующей службой далеко не всегда. Один из примеров тому — история, рассказанная ZN.UA в статье «За смягчение сердец, или История одного удочерения» (№15 от 22 апреля 2011 года). Между тем международное усыновление, по мнению Л.Волынец, означает неспособность государства защитить собственных детей…

 

И все же прогресс в сфере деинституализации Украиной детей налицо. В 2010 году число воспитанников школ-интернатов при Миннауки и образования составило 5412 человек. По сравнению с 2005-м (11654) цифра уменьшилась более чем в два раза. При этом число детей, воспитывающихся в приемных семьях и ДДСТ, в прошлом году составило 9024 ребенка. А это почти в восемь раз больше, чем в 2005 году (1313). Украинцы, решившиеся на усыновление, получают от государства единоразовые выплаты, как и при рождении первенца. С 2005 года количество национальных усыновлений выросло с 1419 до 2247 в 2010-м. А международных, наоборот, уменьшилось, соответственно, с 2156 до 1202.

 

К слову, введение единоразовых выплат при усыновлении вызвало множество споров о том, не станут ли украинцы усыновлять из-за денег. Но можно ли разбогатеть, получив первоначальные 4800 грн., за которые ребенку нужно купить хотя бы минимальный набор одежды (ведь не секрет, что из интерната приемные родители забирают его в том, что сами принесли), обустроить спальное место и подготовить к школе? В обществе в целом и в СМИ в частности существует сильный, хотя и не всегда обоснованный настрой на негатив. Так, например, мало кто упоминал о том, что в свое время с улиц «исчезли» беспризорные дети. Зато многие пишут о том, что создание приемных семей и ДДСТ — явление негативное, поскольку за этим стоит лишь коммерческий интерес приемных родителей. По словам Людмилы Волынец, родители-воспитатели после таких публикаций часто спрашивают о том, существует ли возможность подать в суд на оскорбившее их издание. К сожалению, защитить 3700 приемных семей (именно столько их сегодня в Украине) от клеветы, когда не называют конкретных фамилий, невозможно.

 

И в Польше, и в Украине интернатные учреждения сопротивляются реформированию. Так, в Польше норму «не более 30 детей» интернаты умудряются обходить, деля 90 детей на три группы, каждая из которых получает своего директора и персонал. При этом все они продолжают сосуществовать под одной крышей и имеют общую инфраструктуру.

 

В Украине же в 2007 году по инициативе Миннауки и образования из статьи 18 Закона от 2005 года «Об обеспечении организационно-правовых условий социальной защиты детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки» была исключена вторая часть, гласившая, что «в интернатном учреждении не может воспитываться больше 50 детей». Почему эта норма была важна? Если в сиротском учреждении содержится не более 50 детей, то это не позволяет организовывать при нем общеобразовательную школу, где дети учатся в изоляции, не получая никакого опыта жизни в обществе. И хотя подобное изменение в 2008 году было признано неконституционным, уверенности в том, что сегодня существует какая-либо возможность возобновить эту норму, нет.

 

Принцип «деньги ходят за ребенком» в отношении интернатных учреждений в Украине по-прежнему не работает (Финансировавшийся государством в 2006 году экспериментальный проект в Киевской области по внедрению принципа «деньги ходят за ребенком» оказался точечным и краткосрочным. Его действие, к сожалению, не удалось распространить на детей в интернатных учреждениях.). Наоборот — в учреждение поступают деньги, а под них «затягивают» детей. Сегодня количество детей в домах ребенка и в интернатах уменьшилось на 40%. Отток воспитанников угрожает материально-технической базе и штату интернатов. И после прошлогоднего заявления премьер-министра Н.Азарова о том, что необходимо улучшать условия в действующих интернатах, а также строить новые, чиновники стали решать возникшую проблему за счет детей, забираемых из семей. В Запорожской области известны случаи, когда при интернатах открываются санаторные группы. Вместо того, чтобы работать с проблемными семьями, пытаясь сохранить ребенку его биологическую семью, социально-неблагополучных родителей уговаривают сдавать в такие группы часто болеющих детей. Так называемые сиротские группы здоровья работают круглосуточно семь дней в неделю и опасны тем, что в результате ребенок будет окончательно отобран у семьи и «усыновлен» государственным учреждением. Не исключено, что в будущем в интернаты для детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, будут брать и здоровых детей из неблагополучных семей. Между тем, Комитет ООН и так встревожен стабильно высокими показателями лишения родительских прав в Украине, что приводит к недопустимо большому количеству детей, которые не могут воспитываться в семейной среде. В 2010 году родительских прав были лишены 7939 родителей.

 

В 2010—2011 годах, в условиях «неопределенности и отсутствия приоритетов, которые бы демонстрировали первые лица государства», стали уменьшаться и объемы национального усыновления. По словам экс-министра по делам семьи, молодежи и спорта Юрия Павленко, «есть высокий риск сворачивания национального усыновления вообще и возвращения к ситуации шестилетней давности, когда в Украине преобладало межгосударственное усыновление над национальным. Тогда это мотивировалось тем, что украинцы якобы не хотят усыновлять, потому что бедны, несчастны и злы. В действительности, когда государство предложило понятный механизм усыновления, полноценную службу защиты детей, ситуация радикально изменилась на протяжении двух лет».

 «За год количество детей, устроенных в семьи, уменьшилось на 40%, — заявил Юрий Павленко в мае во время круглого стола «Унижение и насилие над детьми. Украинские реалии». — Никаких объективных причин для этого не существует, законодательство осталось тем же, нормы, приоритетность в законодательстве и нормативных документах не изменились. Единственное, что изменилось, — ответственность органов власти всех уровней. За полтора года в стране ликвидированы организационная структура, кадры, которые готовились очень непросто, вся ресурсная база, ликвидировано Министерство семьи, молодежи и спорта. А альтернатива не предложена. Государство самоустранилось от решения этих вопросов, и мы уже видим первые результаты на судьбах конкретных детей». Будет очень жаль, если с карты сиротства Украины станет исчезать зеленый, сменяясь желтым или, что еще печальнее, красным цветом…

 

Сиротская карта Украины: меняем зеленый на красный?

скачать шаблоны для dle 10.3Финансовый портал как заработать на forex

Ты можешь помочь, не оставайся равнодушным!

Пожертвовать Волонтерство гуманитарка Установить копилку

© Благотворительный фонд «Помогаем» 2014 Автор в Google+